понедельник, 19 декабря 2016 г.

Дуньберман (3)

The X-Files, да и только!


Собственно, когда рядом с тобой на постоянной основе обитает зверь, с которым ты хорошо знаком, ничего не остается, как наблюдать за ним. Зверь остается неизменным, меняется обстановка и поведение зверя, который реагирует на эту обстановку, и это временами задает загадки.

Итак, обстановка. Летом мы отчаливали на дачу, где у нас был дом, окруженный, как водится, садом и огородом. От крыльца дома к калитке на улицу между двух заборов этих самых сада и огорода, вел этакий коридор,метров пять шириной, по середине которого пролегала тропинка, и путь на улицу закрывала невысокая калитка, и иногда Рыжий, решив выйти на улицу, легко мог её перепрыгнуть. Он не делал этого по своей инициативе лишь "потому что нельзя", ведь на  тренировочной площадке ему был под силу и прыжок даже через трехметровый барьер!

Но доберман - собака энергичная, он любил играть, а тут-целая взлетная полоса! По ней мы бросали палочки, к которым потом добавился его мячик и какая-то старая шляпа. Рыжий пулей кидался за брошенным предметом и моментально притаскивал его назад.

Но однажды мне сообщили, что случилось нечто странное... Доберман, обычно ломившийся прямо по тропинке, изменил траекторию! Выглядело это, словно на тропинке, примерно на полпути к калитке, появилось невидимое препятствие. Дунай даже не пытался перепрыгнуть его, но проскальзывал между ним и забором, то справа,то слева. Бежит-бежит, вдруг - ш-ширк, и бежит дальше! На обратном пути - та же история! И всё это при том, что он никогда и ничего не боялся... К примеру, однажды он даже атаковал посреди поля едущий на него автомобиль, шарахнув его с разбегу грудью прямо в бампер!

А тут он словно огибал невидимую стенку, или какое иное препятствие. Я решил научить его проходить тропинку без фокусов, взял его на поводок и приказав псу идти рядом, отправился по тропинке. Я-то прошел свободно, но Рыжий натянул поводок, снова прижимаясь к забору! На обратном пути - та же картина! За несколько лет он ни разу не прошел по тропинке прямо,каждый раз упорно огибая эту точку маршрута. Что он там видел? Вот уж не знаю...

Друзья, прошу только, в комментах - обойдитесь без мистики!

Тогда мне вспомнилось произведение Стругацких "Жук в муравейнике":
— Яма… — говорит Щекн.
Я включил прожектор. Никакой ямы нет. Насколько хватает луч, ровная гладкая площадь светится бесчисленными тусклыми огоньками люминесцирующей плесени, а в двух шагах впереди влажно чернеет большой, примерно двадцать на сорок, прямоугольник гладкого голого асфальта. Он словно аккуратно вырезан в этом проплесневелом мерцающем ковре.
— Ступеньки! — говорит Щекн как бы с отчаянием. — дырчатые! Глубоко! Не вижу…
У меня мурашки ползут по коже: я никогда еще не слыхал, чтобы Щекн говорил таким странным голосом. Не глядя, я опускаю руку, и пальцы мои ложатся на большую лобастую голову, и я ощущаю нервное подрагивание треугольного уха. Бесстрашный Щекн испуган. Бесстрашный Щекн прижимается к моей ноге совершенно так же, как его предки прижимались к ногам своих хозяев, учуяв за порогом пещеры незнакомое и опасное…
— Дна нет… — говорит он с отчаянием. — я не умею понять. Всегда бывает дно.  Мы должны туда идти?
Я опускаюсь на корточки и обнимаю его за шею.
— Я не вижу здесь ямы, — говорю я на языке голованов. — я вижу только ровный прямоугольник асфальта.
Щекн тяжело дышит. Все мускулы его напряжены, и он все теснее прижимается ко мне.
— Ты не можешь видеть, — говорит он. — ты не умеешь. Четыре лестницы с дырчатыми ступенями. Стерты. Блестят. Все глубже и глубже. И никуда. Я не хочу туда. И не приказывай.
— Дружище, — говорю я. — что это с тобой? Как я могу тебе приказывать?
— Не проси, — говорит он. — не зови. Не приглашай.
— Мы сейчас уйдем отсюда. — говорю я.
— Да! И быстро!