вторник, 27 сентября 2016 г.

Рыббалка (2)

Ранее я уже рассказывал, как мы с моим отцом ходили на рыбалку на Волгу с надувной лодки.
Заканчивался мой рассказ тем, что мы обычно возвращались домой по окончании клева. Но это обычно, а тогда...

Гораздо ближе находился левый берег. Правда, для того, чтобы причалить к нему, необходимо было пересечь фарватер, но Волга здесь совсем не извилистая река, и «вдруг из-за угла "ку-ку"» в исполнении крупного речного транспорта нам совсем не угрожало. Не вплавь же, в конце концов...

Еще одним вопросом, который нас заинтересовал, был пионерский лагерь, расположенный на верхней точке берега. Строго по расписанию оттуда раз от раза доносились то звуки горна, то знакомые переборы баяна, а то и всем тогда известное "здравствуйте, ребята, слушайте пионерскую зорьку!" Папа говорил, что временами, еще до моих походов на лодке, оттуда спускались бодрые кучки ребятни, которые принимались то вытворять что-то на берегу, то с криками и визгом лезть в воду... Но это было раньше, а теперь - тишина! Короче, мы решили навестить этот лагерь, и посмотреть, как там жизнь.

Добравшись до берега, мы укрыли лодку в высокой траве, а сами стали подниматься петляющей тропинкой. На самом верху нам встретил вполне ожидаемый забор, в котором виднелась обширная дыра, которая когда-то, вероятно, была воротами или калиткой. За забором в уютном сосновом бору и раскинулся лагерь. Свежайший воздух был наполнен запахами хвои и сосновой смолы.

Окинув взглядом территорию, мы в очередной раз удивились абсолютной тишине и безлюдию. Сторожевой собаки, или какой иной охраны, мы тоже не заметили, и вошли.

Это было непривычное чувство... Лагерь выглядел совершенно готовым к приему множества гостей. Даже оконные рамы и деревянные стены одноэтажных корпусов были свежеокрашены в разные цвета. Скамеечки у крыльца, урны вдоль дорожек, беседки, даже столбики забора, всё блестело! Большой корпус с эстрадой подле был, вероятно, клубом или кинозалом... Мы обнаружили медпункт, о чем свидетельствовала большая эмблема на его стене.

Я сначала скромничал, и разглядывал лишь наружное убранство лагеря, удивляясь полному отсутствию в нем каких-либо признаков жизни. Но потом я подобрался к окну одного из корпусов. Внутри я увидел ряды коек, даже с матрасами и подушками, сложенными на них. Уж не знаю, были ли они заправлены, но мне от этого стало жутковато. Казалось, обитатели неожиданно исчезли куда-то. Вот только  куда и почему?!

Мы еще немного побродили по территории, добрались до другого забора, за которым продолжился лес, а постройки закончились. Возвращаясь, мы натолкнулись на причину запустения лагеря.

Дерево! Это была огромная толстенная сосна, верхняя часть которой была отпилена и лежала в стороне. Что же в этом такого, спросите вы? А то, что нижняя, самая тяжелая часть, начинающаяся огромным выворотнем, на добрых пять метров растопырившего черные корни, покоилась на крыше одного из корпусов, которая оказалась проломленой и продавленной почти до земли! И как мы не заметили её, когда шли мимо?!

Когда первый шок отступил, я заглянул в уцелевшее окно, боясь обнаружить там те же заправленные койки, но нет. Я увидел внутри кухонную электроплиту и котлы. Свежеотремонтированный корпус теперь был совершенно непригоден к использованию. Видимо, сосна по какой-то причине рухнула на крышу пищеблока, и пионерский лагерь выбыл из рабочего состояния. Воизбежание дальнейших разрушений, половину рухнувшего дерева отпилили, а корпус теперь ожидал своего ремонта.

Ну, что тут скажешь. Мы пожали плечами и вернулись к своей лодке, а потом и домой. Некоторое время спустя мы с одним из моих друзей вознамерились самостоятельно переправиться туда и посмотреть на лагерь. Не из хулиганских побуждений, чисто из мальчишеского интереса. Но папа строго-настрого запретил мне путешествовать туда, мотивируя это опасностью переправы через фарватер, а может, и еще чем...

Если мои приключения вам интересны, черкните, может, еще чего расскажу!