суббота, 7 июня 2014 г.

Её звали Альфой

В далеком 1991 году моя будущая жена была настолько пленена породой моего барбоса, что приняла решение завести собственного добермана. Вот только отыскать путевого щенка было нелегко, поэтому она взяла девочку, да к тому же за такие деньги, что наши родственники и друзья синхронно покрутили у виска пальцем...

Однако, сучёнка оказалась высокопордной, её родители были импортированы из зарубежного питомника, а у мамаши была даже инвентарная татуировка на брюхе, у них так принято. Мы чуть не опоздали за щенком, поскольку те несколько штук, что еще оставались были расхватаны не хуже горячих пирожков. Кроме того, мы узнали, что нам досталась на редкость вредная зверюшка, когда всю ораву вместе кормили кашей, она сначала поджирала чужие порции, а уж потом - свою.
Характерец у неё тоже был боевой, и когда ей сделали однажды укол наркоза, по стандарту породы доберманам купируют хвосты и уши, мне стало даже не по себе, когда я увидел нашу, трупиком лежащую на полу. Но операцию щенок перенес успешно, пришлось только впоследствии надевать ей на голову колпак, чтобы шелудивые задние лапы когтями не повредили швы...
С владельцами мамашки (которая с бортовым номером) мы быстро подружились и даже ездили вместе на племенную выводку. Мамашка носила кличку Ямба, с суфиксом от питомника "с канапе", этот Суффикс и нам достался тоже, и владельцы мамашки так всех и звали "с-канаповские". На фото - Сканаповские в Москве. Итак, нашу девчонку надо было звать по документам "Грейда с канапе", в общем-то длинно и не удобно, и мы оставили эту кличку для документов, а "для своих" она звалась "Альфа". Учитывая, что собаки не воспринимают отдельных звуков в словах, она позже отзывалась даже на прозвище "Вафля", ничего! В дальнейшем на выставках Альфа не получила ни одной другой медали, только большие золотые, сокращенно "БЗМ" Если бы её таскали по выставкам так же, как я своего, она бы отхватила гораздо больше золота, чем мой барбос,
Но к сожалению, медальный ошейник Дуная был утерян, но альфин до сих пор хранится. Лена взяла Альфу жить в деревенский дом к своей бабушке. Там произошло всякого, как говорится, и смех и грех. Ну, например, доберман, который не позволит обидеть ни себя, ни хозяина, был обижен сначала лентяем-котом, а после - соседскими дворнягами. Этого она забыть не могла. И на кота была открыта охота. Вафля отлавливала его в прихожей, придавливала лапой к полу, и проводила бесплатную стрижку, выщипывая шерсть на загривке. Кот только кряхтел от натуги...
А когда мы выходили на улицу гулять, можно было наблюдать, как соседские дворняги залезают по стенке, перебираясь к себе в огород через забор, лишь бы избежать встречи с подросшим щенком добермана, который даже не лаял на них, так, мимо проходил... Дома, несмотря на личную лежанку, Альфа забиралась на диван, и бабушка была не против! А может, дело было в том, что регулярно забываемый зимой на улице доберман неожиданно отпустил подшерсток, заработал снисхождение хозяйки дома, не пуская на порог выпивших соседей? Впрочем, однажды Альфа добавила нам хлопот, не без нашего благословения принеся нам десяток породистых щенков.
И тут мы поняли, чего стоит выкормить такую лихую команду-доберманду. Один щенок, вроде бы, уехал в Германию, один был взят директором моей фирмы, а один всё никак не мог обрести постоянного хозяина, то аллергия на шерсть у детей, то трудности с жильем... Не говоря уже о том, что щенки родились как раз перед международным конгрессом 1993 года, на который мы меня-то отправили, а Лене пришлось остаться нянчиться с когтистыми и потихоньку уже зубастыми детьми. И на конгрессе я пытался объяснить зарубежным братьям, где моя жена: "У нас была собака, одна. А теперь, представляете, вдруг стало одиннадцать собак!" Ну, понимаю, плохо получилось, но поздно было что-либо менять.
А Лена, между тем, осваивала двигатель в одну собачью силу, катаясь на Альфе в велосипедной упряжке. Альфа познакомилась с бабушкиной козой, и мирно жить они не смогли, приходилось присматривать, чтобы не повредили чего друг другу... К сожалению, в одну зиму Альфа, пытаясь перемахнуть через забор, повисла животом на мотке колючей проволоки, и нам пришлось её долго и тяжело лечить. Наша зверюха полюбила "читать" книги, и "прочитала" справочники по математике, учебник по геометрии и английский словарь. А однажды, придя домой, я застал её с самой главной книгой. Альфа как-то умудрилась стянуть Библию, но не разорвала ни страницы, а заморенно уснула, примостив морду на страницы открытой книги пророка Даниила. Видимо, одна из самых сложных книг утомила неискушенного читателя!
Справедливости ради стоит упомянуть, что Альфа несколько раз спасала нас от пожара, начиная беспокоиться и рваться на улицу, как-то почувствовав пожар у соседей. И мы по-настоящему оценили доберманью чуткость!
У Вафли выявилась одна занятная привычка, она полюбила играть с камнями или кирпичами, притаскивая их с собой с прогулки, копая вокруг, особенно зимой-весной, так что когда с огорода, где она гуляла, сходил снег, складывалось ощущение, что огород попадал под бомбометание, кругом воронки, в которых лежат разнокалиберные камни. Ей, конечно, за это попадало, но втуне!
Доберманьей привычкой стала и любовь к терновнику. Валяются ягоды на земле, ешь-не хочу, так, ведь, нет, не царское это дело, с земли подбирать! Бродит, задрав голову, найдет сизую ягоду в листве - х-хоп! Двухметровый прыжок, и стоит, хрумкает. Приходилось делиться терновником... Не отбирать же лакомство у ребенка...
А между тем, переехали мы в Нижнекамск. И стали каждый отпуск ездить в Ярославль оттуда, и это поездом. Пользовались тем, что в вагоне Вафлю укачивает,она всю дорогу давит на массу. Ну, и то, что кобеля надо чаще и дольше выгуливать, нас миновало. Отметив по дороге пару станций, я выходил с ней из вагона, "выплеснуть из собаки", она ж - где села, там вся и осталась. Это кобелю надо минут сорок задирать лапу на столбы и деревья. И нормально наловчились.
Но тут над Альфой завис домоклов меч: у нас завязался ребенок, и все  говорили нам, что собаку придется уволить. Мол, и антисанитария, и ревность, и прочие напасти. Мы решили не торопить события, а сначала дожить до проблем, а уж потом решать их по мере появления. В итоге, Альфа взяла и "ущеночила" нашу дочь. Даше позволялось таскать Альфу за уши, и стоило девочке заплакать, как заботливая доберманша со всех лап бежала утешать нашего ребенка, не говоря уже о том, что вычихнутая на стенку во время кормежки ребенка каша теперь оперативно устранялась. А во время прогулок вокруг Даши устанавливалась пятиметровая зона, и любой нарушивший границу теперь натыкался на двойной ряд сверкающих зубов, не предвещающих ничего радостного. Дома Вафля разучила всех наших друзей и позволяла им ходить по всей квартире, если мы сохраняем доброжелательные отношения.
Её сторожевое кресло стояло прямо напротив входа, и заночевавшим у нас гостям можно было легко пройти и на кухню, и в санузел, только надо было не красться, а смело шагать. Крадущийся подозрителен,  а значит, опасен. И граница была на замке! В новой квартире было холодно, и Вафля запросто согревала Дашу своим теплом. Часто они играли в мяч, прятали друг от друга игрушки. Словом, неплохо было! А однажды Альфа принялась метаться по прихожей, беспокоиться, как при пожаре, я взял её на поводок и вывел на улицу, она отбежала от дома метров на пятьдесят, уселась, и стала прясть ушами, но вскоре успокоилась. На следующий день я узнал, что в Нижнекамске было несильное землетрясение, в домах раскачивались люстры, звенела посуда, но наш доберман снова был готов спасти нас своими рефлексами! Хорошо, не потребовалось, но мы с женой договорились, как будем вести себя в другой такой же момент.
Что изображено на этой фотографии? Многие скажут, что доберман щерится, показывая зубы. Это верно лишь отчасти! Альфа... улыбается! Вафля научилась не просто вилять обрубком хвоста, когда ей хорошо или она чему-то радуется. Она реально начинала фыркать и задирать губы, обнажая белоснежную улыбку. Причем, она могла улыбнуться в ответ, если мы улыбались ей, она тоже демонстрировала радость. Подбегая к одному из хозяев, встреченному на прогулке, она начинала улыбаться еще издалека! Но это не единственная причуда, заимствованная от нас Вафлей!
Когда семья садилась за стол, ей не позволялось торчать под столом и попрошайничать. Её прогоняли на место, кормежка для собаки всегда была отдельной. Итак, все уселись, склонили голову для молитвы, и вдруг, откуда не возьмись, приходит Альфа. Усаживается рядышком, и тоже склоняет голову. Сидит, молчит, как путевая! Все присутствующие:" Аминь!", и зверюха испускает глубокий вздох, после чего уходит на место, где и должна находиться до своей кормежки. Мы не давали ей подачек, не звали, никто не дрессировал её на такое поведение, она начала так себя вести совершенно добровольно! Это потрясающе!
Мне очень жаль, что Альфа умерла, породистые собаки чаще всего страдают слабым здоровьем, и её сердце стало останавливаться. Это происходило несколько раз, и зимой мы еще принимали меры по реанимации зверя через ударную дефибрилляцию, но к лету мы приняли решение не мучить её больше, а дать умереть, если уж она так решит. И во время прогулки она снова высоко подпрыгнула и упала с остановкой сердца. Жаль, конечно. Мы с женой горевали несколько месяцев... Может, у нас еще будет подобная собака, не в этом мире, так в следующем...